Фото дня: «Котэцу», он же «Адзума», «Сфинкс», «Стэркоддер», «Стоунволл»

Вступление.

После завершения формирования стиля японских мечей на «накаго» (хвостовике меча) стали оставлять различную информацию («кивамэ-мэй» — подпись кузнеца и эксперта, «сэцудан-мэй» — подпись испытателя, биографию меча) в виде инкрустации золотом. Профессор Хонма Дзюндзи в рамках своего исследования на основании фотографий инкрустированных золотом подписей Хонъами Котоку проанализировал эпохальные изменения в стилях написания иероглифов и структуре подписей, таким образом, положив начало их исследованию (1). После этого Цудзимото Сунао провел тщательное исследование метода нанесения подписей, инкрустированных золотом (2), а в 1965 — 1975 годах Огасавара Нобуо написал ряд работ об инкрустированных золотом «сэцудан-мэй» на мечах, испытанных Ямано Каэмон Нагахиса и Ямано Кандзюро Хисахидэ (3).

Данная работа затрагивает 4 основные темы: первая глава является расширенным и углубленным вариантом вышеуказанного исследования деятельности Ямано Каэмон Нагахиса и Ямано Кандзюро Хисахидэ, вторая глава описывает особенности и изменение иероглифов в подписях «сэцудан-мэй» Каэмон Нагахиса, в третьей главе на основании анализа, проведенного в предыдущей главе, выдвинуты предположения, касающиеся смены имени Кандзюро Хисахидэ, а в четвертой главе приводятся рассуждения о мастерах, наносивших инкрустацию.

Глава 1. О Ямано Каэмон Нагахиса и Ямано Кандзюро Хисахидэ.

Часть 1. О Ямано Каэмон Нагахиса.

Хорошая режущая способность является непременным условием японского меча, поэтому испытание «тамеси-гири» было обязательной процедурой. Однако, на заре периода Эдо испытания в основном проводились представителями военного искусства, а не специалистами. В трактате Ямамото Дзете «Хагакурэ» описывается сцена о том, как 14-15-летних воинов заставляли рубить головы, причем молодой Набэсима Кацусигэ также участвовал в этих испытаниях под руководством Набэсима Наосигэ.

Документ 1: японский меч «катана».

Подпись: Идзуми-но Канэсигэ. (инкрустация золотом) 10 декабря 3 год периода Мэйрэки (1657 г.) Меч испытан «сэцудан» (разрубанием) 3 тел, Ямано Каэмон Нагахиса, в Асакуса города Эдо провинции Мусаси («као» — личная стилизованная отметка). Меч испытан Ямано Каэмон Нагахиса (51 год) ударом «Оовакигэ» (подмышечный удар), разрубанием («сэцудан») двух положенных друг на друга тел («као»). (из 56-го сборника важных мечей)

Предполагается, что автор, Дзете, по приказу Набэсима Наосигэ также принимал участие в рубке тел приговоренных к казни заключенных. Таким образом, «тамэси-гири» являлось одной из традиций боевого духа, начиная с периода Сэнгоку до начала периода Эдо, выполнялось представителями военного искусства и считалось своего рода развлечением (5). Даже Накагава Сахэйта Сигэёси, который практически не оставил после себя «сэцудан-мэй», не являлся специалистом в «тамэси-гири» (6). В начале периода Эдо данная традиция, восходящая к смутным временам эпохи Сэнгоку, стала постепенно ослабевать, а на фоне построения иерархии в Бакуфу (сегунате) появились люди, специализирующиеся на проведении «тамэси-гири». Основоположником этого течения предположительно является Ямано Каэмон Нагахиса.

Дом Ямано, наиболее выделявшийся среди специалистов «тамэси-гири» в первой половине периода Эдо, представлен тремя поколениями (Нагахиса, Хисахидэ, Хисатоё). Известно множество людей (7), осуществлявших «тамэси- гири» на протяжении всего периода Эдо, причем дом Ямано оставил среди них наибольшее количество подписей «сэцудан-мэй», подавляющая часть которых выполнена в золотой инкрустации на «накаго».

Несмотря на отсутствие документов, определенно указывающих на то, что Ямано Каэмон Нагахиса являлся персональным испытателем мечей при сегунате, число оставленных им «сэцудан-мэй» позволяет сделать вывод о его специализации на «тамэси-гири». Нагахиса пблучил свои знания от Накагава Сахэйта и за всю свою карьеру осуществил «тамэси-гири» примерно 10 тысяч тел. Фукунага Сэйкэн заявляет, что «количество японских мечей с подписью «тамэси-мэй» Нагахиса превышает тысячу» (8). Данные о тысяче мечей не подтверждены, однако количество сохранившихся на данный момент «сэцудан- мэй» доходит до нескольких сотен. Содержащаяся в них информация является важным источником для исследования золотых инкрустаций, из которой можно почерпнуть, каким образом проводились «тамэси-гири».

Подписи «Сэцудан-мэй» Нагахиса появились в последний год периода Канъэй (1645 год), а в, предположительно, последней подписи стоит дата: 7 год эпохи Канбун (1667 г.), то есть период деятельности Нагахиса составляет около 30 лет.

Документ 2. «Вакидзаси» (короткий меч для ношении на поясе).

Подпись: гравировка также выполнена мастером

Нагасонэ Окисато Котэцу Нюдо (инкрустация золотом).

25 ноября 1661 г. (1 год периода Канбун)

Меч испытан Ямано Каэмо Нагахиса (64 года) («као»),

Меч испытан«сэцудан» (разрубанием) 2 (иногда 3) тел ударом «Вакигэ».

(из Котецу Тайкан — энциклопедии работ Котэцу) (12).

Токэн Бидзюцу (Искусство японского меча), октябрь 2010 г. (№ 669)

Документ 3: меч «Вакидзаси».

Подпись: гравировка также выполнена мастером

Нагасонэ Котэцу Нюдо Окисато (инкрустация золотом),

8 августа 1663 г. (3 год периода Канбун).

Меч испытан Ямано Каэмон Нагахиса (66 лет) («као»).

Меч испытан «сэцудан» (разрубанием) 3 тел.

(из Котецу Тайкан — справочника работ Котэцу) (12).

 

Документ 4: японский меч «Катана».

Подпись: меч мастера Фудзивара Дайдзё Тадакуни, проживавшего в провинции Хидзэн наместника Харима (инкрустация золотом).

8 мая 1664 г. (4 год периода Канбун).

Меч испытан Ямано Каэмон Нагахиса (67 лет) («као»).

Меч испытан «рё — курума» (ударом поперек бедер) с разрубанием («сэцудан») 3 тел.

(из 14-го сборника важных мечей).

В начале своей деятельности Нагахиса присвоил себе имя Кандзюро, однако приблизительно в 3-4 году периода Сёхо (1647-1648 гг.) он сменил имя на Каэмон (9). Считается, что сразу после смены имени он некоторое время использовал имя «Нагахиса» (где иероглиф «нага» имеет значение «длинный»), однако практически во всех его «сэцудан-мэй» периода Кэйан (1648 — 1651 гг.) присутствует только «Ямано Каэмон», а имя отсутствует. На данный момент «сэцудан-мэй» с использованием имени Нагахиса (где иероглиф «нага» имеет значение «длинный») практически не сохранилось (10). Одним из дошедших до наших дней мечей с этим именем является катана «Идзуми-но Канэсигэ» с инкрустированной золотом подписью из 56-го сборника важных мечей. Это изделие является важным материалом для анализа инкрустированных золотом «сэцудан-мэй» раннего периода деятельности Каэмон Нагахиса (документ 1). Также для подписей раннего периода нехарактерно наличие информации о возрасте, поэтому, исходя из «сэцудан-мэй», содержащих упоминание о возрасте Нагахиса, можно предположить, что он использовал имя с иероглифом «Нага» в значении «длинный» приблизительно в 1 году эпохи Кэйан (1648 г.). На основании подписей, датированных позже 3 года периода Дзёо (1654 г.), в которых всегда присутствует имя Нагахиса с иероглифом «Нага» в значении «долгий, вечный», можно предположить, что переход от одного иероглифа к другому состоялся в период с 1648 по 1654 гг.

Начиная с 1 года периода Канбун (1661 г.), Нагахиса, которому исполнилось 64 года, чувствуя приближение старости, начал включать в подпись свой возраст, что раньше было для него нехарактерно (11). Вплоть до дня смерти в июле 7 года периода Канбун (1667 г.) он оставлял по несколько «сэцудан-мэй» в год с указанием своего возраста: 65, 66, 67, 68, 69, 70 лет (документы 2,3,4).

До нашего времени дошли три меча, в подпись которых включена информация о том, что Нагахиса являлся уроженцем Сэндай (документ 5); также мы знаем о мече «вакидзаси» (14) мастера Ходзёдзи Ёсицугу, испытанном сыном Хисахидэ и пожертвованном храму Сиогама Дзиндзя. Эти факты определенно указывают на то, что Нагахиса родился в Сэндай. Также необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что информация о месте рождения Нагахиса присутствует только на изделиях мастера Яматоноками Ясусада. Ясусада и Нагахиса были хорошо знакомы с ранних лет, а на изделиях Ясусада, датированных периодом Кэйан (1648-1651 гг.), присутствуют «сэцудан-мэй» Нагахиса. Таким образом, эти изделия можно отнести к раннему этапу деятельности Нагахиса. В последующие годы вплоть до своей смерти в 7 году периода Канбун Нагахиса также периодически осуществлял «тамэси-гири» изделий Ясусада, о чем свидетельствуют «сэцудан-мэй» с соответствующими датами. По нашему мнению, количество мечей, подписанных Нагахиса, у мастера Ясусада превышает это же количество у мастера Нагасонэ Котэцу. На основании того факта, что на изделиях Ясусада «сэцудан-мэй» Нагахиса, выполненные не в золотой инкрустации, а в технике «кирицукэ-мэй» (насечка), встречаются чаще, чем на изделиях других мастеров Эдо.

Продолжение следует…

04 May '16

4 мая 1869 года в заливе Хакодате у побережья острова Хоккайдо началось морское сражение между Императорским флотом Японии и военно-морскими силами Республики Эдзо. Это государство было основано сторонниками сёгуната, которые после поражения в других частях страны бежали на север и закрепились на Хоккайдо. Сражение продлилось до 10 мая. В его ходе флот Эдзо был разгромлен. На борту деревянного парохода «Касуга» императорского флота в сражении при Хакодате принимал участие и молодой офицер Того Хэйхатиро — будущий адмирал, командовавший японским флотом в годы Русско-японской войны 1904–1905 гг.

Перевес императорского флота был во многом обеспечен наличием в его составе единственного на тот момент японского броненосца «Котэцу». Этот корабль имел достаточно необычную судьбу. В 1863 году он был заложен во Франции для Конфедеративных Штатов Америки. Император Наполеон III, симпатизировавший южанам, был вынужден принять меры предосторожности из-за возможной реакции США. Поэтому будущий «Котэцу» получил название «Сфинкс», а строившийся одновременно с ним второй броненосец для КША – «Хеопс», что должно было подтвердить слухи об их предназначении для флота Египта.

Провести северян не удалось, и под их давлением Франция в 1864 году продала броненосцы Дании и Пруссии, в то время воевавшими друг с другом за Шлезвиг. «Хеопс» в Пруссии получил имя «Принц Адальберт», а «Сфинкс» в Дании переименовали в «Стэркоддер». Дания в этой войне потерпела поражение и за ненадобностью таки перепродала в январе 1865 года «Стэркоддер» южанам. Подняв прямо в Копенгагене знамя Конфедерации, «Стоунволл» (так теперь назывался броненосец) отправился в Америку. 6 мая в Гаване капитан корабля Пейдж узнал о поражении КША и продал корабль испанскому губернатору Кубы по бросовой цене. Испанцы, в свою очередь, перепродали его США.

В 1866 году американцы продали броненосец сёгунату Токугавы, но пока корабль вокруг Южной Америки добирался до Японии, политическая ситуация в этой стране изменилась. В конце концов, корабль был передан противникам сёгуната, императорскому правительству Японии. В составе японского флота корабль получил название «Котэцу» («Бронированный»), а с 1871 года — «Адзума» («Восток»).

Броненосец «Котэцу»

Scythe Kotetsu стоит признать настоящей классикой процессорного охлаждения. Это алюминиевая башня с медными тепловыми трубками и идеальным никелированным основанием; конструкция проветривается одним 120 мм вентилятором. Кажется, что такому формату СО уже тысяча лет, но этот тип кулеров по-прежнему является самым универсальным и востребованным на рынке.

Процессоры с TDP до 100 Вт слишком холодные для этой миниатюрной, но мощной, башни.

Ключевыми особенностями Scythe Kotetsu являются: доступность (производительное устройство стоит дешевле 50$), универсальность (кулер подходит фактически ко всем существующим сокетам) и высокая эффективность.

Технические особенности и удобство монтажа

Отрадно, что в крепежной конструкции Scythe Kotetsu не используются пластиковые детали, которые встречаются в продуктах производителя последнего посева. Неудобными оказались лишь клипсы для фиксации вентилятора.

  Scythe Kotetsu
Поддерживаемые разъемы
Типоразмер вентилятора 120x120x25 мм
Скорость вращения 400-1400 об/мин
Габариты 130x58x160 мм
Вес 480 г

Для всех процессорных разъемов предусмотрены металлические крепления; на платформу Intel, в частности на Socket LGA 2011, Scythe Kotetsu встает намертво благодаря мощной продолговатой пластине; она, кстати, не перегибает две основные фиксирующие рамки.

На Scythe Kotetsu реально установить второй пропеллер.

На ATX материнской плате с чипсетом Intel X99 Scythe Kotetsu не мешает около процессорным элементам и оперативной памяти. И дело здесь не в высокой посадке алюминиевых ребер относительно медного основания, а в компактных габаритах радиатора. Можно предположить, что небольшое кол-во железа отразилось на эффективности решения, но это абсолютно не так.

Стоит отметить высокое качество исполнения Scythe Kotetsu, все собрано добротно и с душой. К слову, в ассортименте этого производителя встречаются относительно низкокачественные и откровенно дешевые СО, сегодняшний гость к ним не относится.

Маркировка вентилятора

Тестовый стенд:

Процессор – Intel Xeon E5-2620 v4 Материнская плата – ASUS ROG Strix X99 Gaming Оперативная память – Kingston HyperX Fury DDR4 8 Гбайт Термопаста – Cryorig CP5

Производительность и результаты тестирования

На наш взгляд реальный показатель TDP у Scythe Kotetsu — 120-150 Вт (производитель не приводит рекомендуемое значение тепловыделения, однако ориентирует продукт на ЦП со средним показателем, например, для архитектуры Intel Haswell).

Процессоры с TDP до 100 Вт слишком холодные (даже с восемью активными ядрами, как в нашем случае) для этой миниатюрной, но мощной, башни.

На Scythe Kotetsu реально установить второй пропеллер, однако в этом нет никакой необходимости, производительность кулера более, чем внушительная.

Радиатор охлаждается 120 мм вентилятором GlideStream 120 PWM (маркировка — SY1225HB12SM-P), до 1000 об/мин он работает бесшумно, а вот на 1400 об/мин буквально орет. Отметим, что модели пропеллеров от Noctua на схожих оборотах работают тише, причем значительно.

Выводы

Scythe Kotetsu — прекрасная универсальная модель для мощного процессора за доступные средства (всем нам очень хочется, чтобы супер-кулеры вновь стоили 1000-1500 рублей, но, к сожалению, реальность рисует несколько иные цифры).

Для Mini-ITX системы эта башня почти наверняка не подойдет, а вот для ATX — в самый раз. Надежно. Тихо. Эффективно. Рекомендуем.

—>Naruto-Base / Фанфики от Naruto-Base / Экшн / При желании можно ВСЁ!.. Глава 1 Часть 1. Встреча с Хокаге

Солнце пекло и никого не щадило. В особенности и без того ленивых стражей главных ворот деревни скрытой в листве Изумо и Котецу. Изумо нагло дрых, а Котецу подражал Шикамару ― любовался облаками. Но именно в такие моменты смертельной скуки происходит что-то интересненькое. Чунины искренне этому надеялись.

И не зря. На дороге появилась тень невысокого человека с длинными волосами. Это не ускользнуло от глаза всевидящего стража с надцатилетним стажем. Для виду тот разбудил своего напарника. Хотя, что будил, что не будил. Теперь Изумо спал с ОТКРЫТЫМИ глазами. (п/а: я тоже так хочу!!!=)

Тень приближалась и Котецу разглядел в ней девочку 13 лет. Помимо того, она была очень красивой: чёрные длинные волосы, глаза того же цвета, приятные черты лица, стройная фигура, свободные штаны камуфляжной расцветки, топ цвета хаки, чёрные сандалии и стандартный набор шиноби. Вроде обычная куноичи.

― Здравствуйте, пожалуйста, назовитесь и с какой целью вы прибыли в Коноху, ― стандартный опрос. Котецу глубоко вздохнул, приготовившись записывать в журнал данные.

― Здрасте. Я ― Акира Хино. Пришла в Коноху, чтобы стать её куноичи, ― девочка мило улыбнулась Котецу. Улыбка была искренней и Котецу улыбнулся в ответ.

― Кстати, как тебя зовут?

― Котецу, а это мой напарник Изумо.

― А он всегда спит с открытыми глазами?

― Нет, только когда кто-нибудь приходит или уходит.

― Мда, весело… Котецу-кун, ты можешь мне подсказать, как зовут секретаря Хокаге и где я могу его найти?

― Конечно, её зовут Шизуне. И она постоянно находится возле Хокаге, почти всегда. (п/а: Нахрена ей это знать??? О_о)

― Ну, это понятно. (п/а: тогда зачем спрашивала?О_о) Пасян, Котецу-кун, ― Хино скрылась из виду. Котецу был приятно удивлён, ведь давно он так беседовал с прохожим. Он даже не обиделся, что она с ним как с ровесником говорила. «Хотя нет, она будущая куноичи моей деревни. Думаю, она легко пройдёт все проверки, но не знаю почему».

Найти резиденцию Хокаге как два пальца об асфальт. По-этому вскоре Акира стояла перед дверью кабинета Легендарной Цунаде. Услышав злобный рык Пятой из-за двери, (п/а: дверь во всём виновата ХД) странница не решилась войти. Она была наслышана о последствиях гнева Легендарного Сосунка, особенно когда дело касалось её саке. За время путешествий девочка услышала различные мнения о теперешнем Хокаге. Многие осуждали её за страсть к саке. Она же считала, что сидеть в клетке общего мнения и только по-этому себе в чем-то отказывать не разумно. И вообще хорошо, когда на посту главы деревни такой шиноби, в данном случае куноичи, которая ничем не отличается от обычного человека.

Спустя минуту кабинет этой женщины с большой буквы Ж (п/а: ХД) покинул шиноби, который наверняка провалил миссию. Девочка постучалась и с разрешения вошла. Перед ней оказалась большая светлая комната с диванчиками и соответственно со столом Хокаге. Сама Хокаге смотрела в окно, а Шизуне с Тон-Тоном на руках изучала новоявленную персону.

― Добрый день, Хокаге-сама. ― Хино уважительно поклонилась.

― Добрый. С чем ко мне пожаловала? ― Пятая была явно не в духе.

― Меня зовут Акира, Акира Хино. ― все в кабинете уставили свои удивлённые взоры на Акиру, не исключая Тон-Тона.

― Быть того не может. Сама Хино в Конохе. ― тихо проговорила Цунаде. ― И что тебя к нам привело? Как дела в клане? ― Хино глубоко вдохнула.

― В клане всё как обычно, всё своим ходом. Когда мне исполнилось 11, я покинула клан, чтобы путешествовать. Спустя 2 года я приняла решение стать ниндзя вашей деревни. Ведь мой клан в мире только со страной Огня. Остальные страны, имеющие скрытые деревни, охотятся на нас.

― Всё с тобой ясно. Сначала ты пройдёшь стандартные проверки. Затем я проведу тебе испытание, чтобы выяснить твой уровень.

― Простите, Цунаде-химе, но можно я пройду только экзамен на генина?

― Чё так? ― Цунаде не поняла к чему такая просьба, ведь клан Хино ― это не хухры-мухры.

― Я хочу пройти всё сначала, как обычный ниндзя моего возраста и обрести верных товарищей. Также я рассчитываю на то, чтобы вы меня зачислили к какой-либо команде генинов.

― Чтож, уважаю твоё решение. Ладно, создавай клонов.

― Техника Теневого Клонирования. ― в комнате появилось 13 копий Хино. Акире было не ясно, почему сначала был экзамен на генина, но это не важно.

― Это очень хорошо. А теперь, Кобра!

― Да, Хокаге-сама. ― Анбушник Кобра явился перед Хокаге.

― Немедля найди Морино Ибики и отведи к нему Акиру-тян.

― Да, Хокаге-сама. ― Анбушник исчез.

― А вас ведь Шизуне зовут? ― поинтересовалась Хино.

― Да. Откуда знаешь?

― Котецу сказал. (п/а: мне лень каждый раз писать кто где улыбнулся, удивился и т.д. и т.п. по-этому буду выражать эмоции персонажей смайлами=) А как зовут вашу ниндзя-свинку?

― Тон-Тон. Вижу ты довольно любопытная. ― Хокаге впервые за весь трудный день улыбнулась. «Эта девчонка может передавать свои эмоции другим. Интересно. Просто воплощение пазитифа. Её переплюнет разве-что Наруто.» Тут внезапно появился Кобра.

― Футы Господи! Так и помереть не долго! ― Испугалась не только Акира, Шизуне, например, уронила Тон-Тона, а Хокаге уже привыкла и даже не вздрогнула.

― Прости, Тон-Тон. Я никак не могу привыкнуть. ― Шизуне в спешке подняла обиженную свинку.

― Пошли, Акира-чан. Я проведу тебя к Ибики.

― Спасибо, Кобра. До встречи, Цунаде-химе, Шизуне-сан. Пока, Тон-Тон. ― Женщины кивнули, а Тон-Тон радостно хрюкнул. Чего бы не радоваться, если в основном люди тебя не замечают?

Часть 2. Допрос Морино Ибики

Кобра привёл Хино в комнату для допросов, которая была под Конохой. «Мда, весело…» ― пронеслось в её голове.

― Это здесь. ― сказал Анбу и испарился.

Акира осталась одна. Было темно.

― Что стоишь, Акира-тян? Проходи и присаживайся. ― в комнате включили прожекторы которые указывали на стул в центре комнаты. «Как-то черезчур дружелюбно». ― мозг подкинул очередную умную мысль. (п/а: Да-да, мозг Акиры ― её персональный Капитан Очевидность=))

― Ну, что ты мнешься? ― ей ничего не оставалось как сесть на стул. И сразу же её опутали чакропоглащающие цепи. Она ждала чего-то в таком роде, поэтому и глазом не моргнула.

Сначала была игра в гляделки, которую девочка спокойно перетерпела. Затем перед глазами всё поплыло. Они появились в клетке напичканной всякими инструментами для пыток и прочим барахлом. (п/а: такая же клетка, в которой Ибики пытал марионетку-призывницу Пейна=))

― Как думаешь, где мы?

― Это гендзюцу. Мы в той же комнате, что и прежде. ― «Ясен пень, где же нам еще быть!!».

― Правильно. ― протянул Ибики. «Еще бы!! Годы жестоких тренировок не могут пройти мимо меня!». Тут Морино переменился в лице. Начался настоящий допрос на умение терпеть боль и шантаж. Но Хино это явно не парило.

― Кто ты?

― Я? Я ― девочка.

― Кто ты?

― Ну, разве не видно?

― Кто ты?

― Глаза разуй.

― Кто ты?

― А тебе зачем?

― Кто ты?

― Конь в кимоно.

Акира с легкостью отклоняла вопрос, даже сильно не задумываясь.

― Хорошо. ― опять протянул Морино. ― А если так? ― мастер пыток взял с полки с десяток игл и воткнул их в болевые точки «подопытной крыски».

Но Хино лишь ухмыльнулась. «По сравнению с той душевной болью, которою я чувствовала на протяжении 5-ти лет сознательной жизни, ― это ничто, даже не могу назвать ЭТО болью…».

― Кто ты?

― До недавних пор принадлежала к Homo Sapiens. (п/а: не уверен, что правильно написал на латыни(=). «Откровенная ложь.» ― подумала Акира.

― Ладно. Пойдём дальше. Откуда ты?

― «Мда, далеко ушли…». С планеты Земля.

― Откуда ты?

― Оттуда.

― Откуда ты? ― шиноби один за другим втыкал в её тело разный металлолом.

― Если вы думаете, что железо поможет, то вы глубочайшим образом ошибаетесь. «Почему-то в большинстве случаев, людей, которые пытают, легко вывести тремя способами:

― вежливость;

― безразличие;

― искренняя улыбка.

Судя по реакции Морино, а точнее её отсутствием, способ А отпадает. Тогда перейдём к способу Б».

― Хорошо. Что ты тут делаешь?

― … ― поняв, что ему не ответят, Ибики вколол Хино что-то типа усилителя боли и сыворотки правды.

― Что ты тут делаешь?

― … ― «Бака. Боль я спокойно переношу. И к сыворотке у меня давно иммунитет.» Молчание. Она заставила Морино слегка нервничать, тот внешне оставался спокойным, но это не скрылось от «всевидящей» (п/а: сразу вспоминаем Котецу =)) Акиры.

Всё же джоунин решил перейти к более действенным методам. Одно гендзюцу сменило вторым. Это был аналог Тсукиёми. Тоесть смысл заключался в том, что жертва испытывает большие дозы боли в неограниченное время гендзюцу и в одну секунду реального мира.

Это гендзюцу не возымело никакого эффекта на допрашиваемой. «Блин, неужели не допёрло до сих пор, что к боли я равнодушна??!».

― И на последок. ― опять гендзюцу. Теперь перед куноичи стоял якобы сам Шинигами.

― Смерти я не боюсь. ― «С моими то связями в мире богов(=».

― Всё. Иноичи, твоя очередь.

― Ибики-сан, спасибо за интересный допрос. ― искренняя улыбка Акиры. Морино передёрнуло. «Опять откровенная ложь. Скука-то какая!!». Он поспешил покинуть эту комнату.

― Здравствуй. Меня зовут Иноичи Яманако. А ты, наверное, Акира-тян? ― он скорее утвердил, чем спросил. Отец Ино относился к таким процедурам намного проще. Даже, когда дело касалось таких экземпляров как Хино.

― Да. Приятно познакомиться.))) ― «Как будто она с Морино о погоде говорила.»

― Ладно. Начнём. ― Иноичи проник в её подсознание и наткнулся на темноту.

― Простите, Иноичи-сан, но я привыкла, что мое прошлое касается только меня. ― услышал Яманако. Немного поблуждав её «темнотой», джоунин пришёл к выводу, что лазеек нет. Ну, такая уж абсолютная защита разума!

― Это всё. Можешь быть свободна. А примерно через полчаса приходи к Хокаге за результатами.

― Спасибо, Иноичи-сан. До встречи. ― Хино исчезла.

* * *

― Можно, Хокаге-сама?

― Можно, конечно. С чем пожаловал?

― С результатами допроса Акиры Хино.

― Ну? ― Хокаге было довольно интересно, что это за фрукт.

― Я от неё ничего не добился. Очень стойкий характер. Такая, даже под страхом смерти, не выдаст и малейшей детали.

― Это очень хорошо. Я не сомневалась в ней. Только осталось узнать, у Иноичи есть что-то интересное с её прошлого?

― Увы, нет. ― Иноичи только-что вошёл и слышал последний вопрос.

― Как? ― Цунаде удивилась. Несмотря на то, что главой клана Яманако является дедушка Ино, Иномару (п/а: там у всех имена похожи))), Иноичи сильнейший в их клановых техниках.

― Я не знаю, что это за абсолютная защита разума. Я видел только темноту. И я полчаса морочил голову, так и ничего не нашёл. Может со временем удастся…

― Ладно. ― Цунаде вздохнула. ― Итак. У нас имеется 4 команды генинов:

― команда №7 с Хатаке Какаши;

― команда №8 с Юхи Куренай;

― команда №10 с Сарутоби Асумой;

― команда №11 с Майто Гаем.

К какой команде её зачислить. Ваши версии.

― Думаю, №11 отпадает так как Гай не сможет насадить её в его Силу Юности, как Ли, и она не станет терпеть это, как Тен-Тен и Неджи. ― предложил Иноичи.

― Согласна. ― «Буду честна хотя бы с собой, мне лень самой думать. Сейчас бы рюмку саке…».

― Думаю, и №8 отпадает. Команда поисковая и максимум хорошо составлена, много народу в такой команде не надо. ― сказал Ибики.

― Думаю, её нужно зачислить в команду Какаши. Асуме и так нелегко с жутким лентяем, с вспыльчивой оптимисткой и с пацаном с бездонным желудком. Девушка с характером сюда явно не катит. ― подвела черту Пятая.

― Разве, она подойдёт команде №7?

― Понимаешь, Иноичи, эта команда больше всех страдает от непонимания в коллективе, т.е., как команда они морально пока не являются. Можно кого-то впустить в их круг, еще не поздно.

― Да, вы правы. ― согласились оба. Тут в дверь постучались.

― Войдите.

― Здрасте, Цунаде-химе. ― догадаться не больно-то трудно, пришла Акира.

― Привет, Акира-тян. Рада сообщить, что ты принята в ряды шиноби и куноичи нашей деревни. Так же ты теперь член команды №7 под руководством Хатаке Какаши. Вот твой протектор.

― Спасибо, Цунаде-химе.

― Не за что. Завтра в 9:00 на полигоне №14 у твоей команды тренировка. Сегодня я сообщу Какаши о твоём зачислении. И не бери пример с Хатаке, не опаздывай.

Категория: Экшн | @InterDance_girl | Просмотров: 1203 | Добавлено: 2011-05-16

—>Комментариев нет 🙁

—>Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.—> [ —>Регистрация—> | —>Вход—> ]

imageПосле смерти Сарутоби Хирузена — Третьего Хокаге, Листом в первое время правит Совет старейшин, после чего правление переходит к Цунаде. Наруто и Джирайя, после трехлетнего отсутствия, возвращаются в селение. На протяжении нескольких месяцев ситуация в деревне остается стабильной и спокойной. «Корень» действует в тайне ото всех, следуя собственным целям. В мае 999 года, группа неизвестных, проникнув в Коноху, выходит на Узумаки Наруто, с целью его захвата и активации Девятихвостого прямо в центре селения. Фальшивые улики, подброшенные преступниками, указывают на причастность Киригакуре. В ходе расследования, с участием Кисараги Сецуны, Узумаки Наруто и Хьюга Хинаты, удаётся узнать, что особая конфигурация клинков, принадлежащих арестованным, использовалась не только в Кири, но и в Сора но Куни. Подробности>> Недалеко от Конохи была найдена шахта с кристаллами чакры, которую нелегально использовало бандитское формирование. Теперь селение получает неплохую прибыль с продажи кристаллов другим странам и использует материал в своих нуждах. Попытки вынести часть сырья контрабандой уже не раз пресекались местными шиноби. В связи с появлением клана Кодаймуши, организовавшего визит в Коноху и оказавшегося родственным клану Абураме, между ними возникли разногласия в виду запутанной родословной. Никто не знает, чем всё может закончится. Отправленная в ночной патруль, команда в„–10, обнаружила в небе 5 летящих фигур с крыльями и начала преследование. На одной из полян, неизвестные приземлились, чтобы кому-то передать важный груз. Попытка захватить одного из летунов оказалась проваленной, в результате чего захваченный шиноби был убит кем-то из своих, остальные, сбежали с грузом. Команда в„–10 запустила в небо сигнальную ракету, подняв на ноги поисковые отряды. Оставшиеся металлические крылья, которые использовал враг, были доставлены Хокаге. По всем признакам, они принадлежат «Черному солнцу». Майто Гай и Узумаки Наруто удачно спасли посла Ивагакуре из лап бандитов, шантажировавших мэра г. Отафуку, куда посол отправился с дипломатическим визитом. В священной части леса страны Огня, духи, под воздействием темных сил нападают на людей и угрожают сорвать большой праздник. Команда охотников на екаев в составе Торфа и Сакуры, а также временно присоединившемуся к ним Одзаки Райто, приехавшему посмотреть на торжество, расследуют причины и успешно спасают лес от порчи. В ходе расследования они получают информацию от захваченного в плен члена тайного ордена «Морион», проясняющую связь с убийством екаев и сбором их чакры. Подробности>> Информация о таинственном происхождении и появлении шахты кристаллов на территории страны Огня доходит до»Черного солнца» через свои каналы. Оказывается, кристаллы растут в так называемой точке соприкосновения двух измерений и являются чужеродным продуктом. Скрытый портал в другой мир, чрезвычайно богатый энергией — весьма ценная добыча, чтобы ее упустить. «Черное солнце» руками подчиненного им формирования готовит спецоперацию по внедрению своих агентов в другое измерение, а после, и захвату самого портала.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий